В Украине экологические проекты могут финансировать как за счет бюджета (средства Государственного, республиканского и местных бюджетов, фондов охраны окружающей природной среды), так они могут носить и внебюджетный характер (добровольные взносы, кредиты и займы финансовых учреждений, гранты международных организаций).

«ГФ с ОГП «Экологический патруль» исследует использование этих средств. Анализируя данные, приведенные в отчете Экологического департамента Донецкой ОГА относительно расходов на выполнение природоохранных программ, приходим к выводу, что это проблема всеукраинского уровня. Почему? Потому что средства расходуются, а экологического эффекта нет», – пишет она.

Она привела примеры:

– Озеленение и благоустройство – 363 млн грн;

– Научные конференции в системе мониторинга – 146 тыс. грн;

– Оснащение стационарных постов мониторинга –42 млн грн;

– Внедрение государственной системы мониторинга – более 500 тыс. грн;

– Реконструкция отдела сортировки мусора в Донецком региональном центре обращения с отходами – 1170 тыс. грн;

– Разработка нескольких проектов мусоросжигательных станций для городов плюс приобретение специализированных грузовых машин, в общем плане на систему обращения с отходами – более 400 млн грн;

– Приобретение старого оборудования по утилизации ртуть содержащих отходов по стоимости, дороже чем приобретение нового оборудования – почти 32 млн грн.

По ее словам, согласно действующему законодательству выполненные природоохранные мероприятия должны оцениваться путем экономического, оздоровительного эффекта.

«Например – озеленение и благоустройство (стоимость выполненных работ 363 млн грн). Сколько именно средств было потрачено на озеленение, какой экологический эффект получен (для справки – 1 га зеленых насаждений в среднем в теплый период года улавливает 300-400 кг диоксина серы, 400-500 кг углекислого газа, 75-100 кг хлоридов, 40-65 тонн пыли, 370-380 кг свинца). Себестоимость 1-ой тонны каждого загрязнителя является общедоступной информацией. Таким образом, можно сделать вывод о экологическом и экономическом эффекте от высаженных зеленых насаждений. Пожалуй, следует учитывать и места их высадки – промышленно-загрязненные районы или степь», – написала Лампик.

Она отмечает, что непонятно также каким образом к природоохранным програмам попало благоустройство, а на самом деле строительство, что как вид деятельности не может быть внесено в перечень природоохранных программ, поскольку не приносит никакого экологического эффекта, а наоборот экологический ущерб при строительстве.

«Что касается оснащения стационарных постов мониторинга. По нашему мнению, это важное дело, но только в том случае, когда в уполномоченных органов есть возможность постоянно передавать информацию с постов мониторинга в единый центр (система автоматического экологического мониторинга), где по факту ее обработки и с учетом метеорологических условий, даются рекомендации для предприятий по режиму их работы с целью уменьшения влияния на окружающую среду и на человека – то есть на граждан. Речь идет о режиме неблагоприятных метеорологических условий, при котором согласно действующему законодательству предприятия должны уменьшать мощность своих технологических процессов», – объясняет чиновник.

Она подчеркнула, что если в местах расположения стационарных постов отсутствует система автоматического экологического мониторинга, то зачем было тратить 42 млн грн на дооснащение стационарных постов мониторинга, если данные не использовать?

admin
test@test.com